1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
206 views

Ойунский Платон Алексеевич

П.А.Ойунский

Среди плеяды первых большевиков Якутии он был, пожалуй, одной из самых колоритных и ярких фигур, в которой удивительно сочетались глубокая убежденность большевика и преданность делу Ленина, большой опыт государственного деятеля, оратора с огромным даром поэта, драматурга, писателя и ученого – основоположника якутской советской литературы и мудрого наставника молодежи.

Родившись в 1983 году в бедной крестьянской семье, проживавшей в третьем Жохсогонском наслеге Таттинского района Якутии, к революционному движению примкнул еще в ученические годы в учительской семинарии, которую он закончил в 1917 году. С первых же дней Февральской революции он активно включается в ее водоворот.Формально в партию он вступает в Томске в 1918 году, хотя его революционная биография, как большевика, фактически начинается с 1916 года. Вместе с М.К.Аммосовым, с которым, учась в семинарии, и жили в одной комнате, они организуют в 1917 году первый в  истории Якутии Союз батраков (хамначитов), вместе входят в первый революционный орган – Якутский комитет общественной безопасности.Совместно с М.К.Аммосовым они организуют демострацию хамначитов, проникают в помещение 1 сьезда крестьян якутов и русских и предьявляют ряд требований по принятию сьездом более радикальных постановлений, в частности, по коренному преобразованию землепользования.

На созданном 1 Совете рабочих депутатов в Якутске он избирается заместителем председателя Совета ( председателем был избран Е.М.Ярославский)

Осенью 1917 года Платон Алексеевич выезжает учиться в Томск, где поступает в учительский институт.В июне 1918 г. Центросибирью в Новосибирске создается комиссия по организации Советской власти в Якутии, куда входит Платон Алексеевич в качестве инстуктора по организации органов Советской власти.

На пароходе комиссия прибыла в Олекминск, где члены комиссии по прямому проводу связались с руководством контрреволюционного областного совета, предьявили ему ультиматум об освобождении арестованных и передачи власти в руки Советов.

Эти требования были отклонены.Комиссия, вернувшись в Витим, влилась в отряд т.Рыдзинского, и Платон Алексеевич участвовал непосредственно во взятии Якутска.После установления Советской власти избран членом ревтрибунатала и был командирован в Олекминск на сьезд ревкомов. С пандемиеем Советской власти был арестован и выслан в ссылку.Из Иркутска вместе с М.К.Аммосовым добрались до Томска, устроился учителем в деревне Казанке.Оба они по прибытию в Томск связались с большевиками томского подполья и вели нелегальную работу.В 1919 году Платона Алексеевича арестовали, и только удачный побег спас его от неминуемого расстрела.Он активно участвует в свержении колчаковщины, был бойцом Томского красногвардейского отряда, а как член агитационно-пропагандитского коллектива в Анжеро-Судженском угольном бассейне организует отряды Красной гвардии.Весной 1920 года прибывает в Иркутск, с группой М.К.Аммосова едет на работу в Якутск.Надо заметить, что даже в тяжелых условиях подполья он не прерывает своей литературной работы: помимо создания стихотворения «Не все ль равно?» в деревне Казанке он начинает писать поэму «Красный шаман».

Невысокого роста, с гладкой шевелюрой темных волос, худощавый, с довольно правильными чертами несмуглого лица, при этом весьма симпатичного.Он носил очки, из-за которых поблескивали живые и веселые глаза. В его взгляде всегда чувствовались искрыпытливого ума, как бы прощупывающие собеседника.Нельзя было также забыть его приветливой улыбки, сразу распологавшей к непринужденной беседе.

С довольно неторопливыми и даже плавными движениями он был всегда подтянут, опрятно одет, не допускал небрежности в своей внешности.Говорил он не спеша, иногда с чуть прищуренными глазами и нередко с довольно лукавой улыбкой. В беседе был не прочь пощутить, а вообще говорил довольнообразным языком.

В здании, впоследствии переданном филиалу Академии наук, в те годы были размещены Совнарком и ЯЦИК, председателем которого Платон Алексеевич был с 1922 по 1926 год.

Обращала внимание большая скромность обстановки кабинета главы Якутского правительства.На столе царил образцовый порядок, не было ничего лишнего- ни завала ждущих решения бумаг, ни беспорядка письменных принадлежностей. В своей деятельности он был очень организован, начиная с рабочего места.

Прием главой правительства посетителей и холодок с наслегов был в высшей степени тогда демократичен. Если не было заседания Президиума ЯЦИКа и заседаний СНК, на которых он нередко бывал, каждый мог попасть к председателю ЯЦИКа без возмутимого ответа секретаря: “Занят”, “Принять не может”, “Приходите завтра” и т.д.

Мне  случалось иногда заходить к нему во время приема, и я наблюдал, как терпеливо Платон Алексеевич старался докопаться до сути дела самой просьбы, выслушав часто сбивчивый, нескладный рассказ очередного ходока. И тут же принимал решение или звонил в наркомат или сам писал записки  с просьбой положительно решить вопрос или сам писал записки с просьбой положительно решить вопрос или удовлетворить просьбу.Однако этим он не ограничивался и всегда просил рассказать просителя о своей жизни, работе советских органов, торговле, снабжении и т.д. Одним этим он не ограничивался и всегда просил рассказать просителя о своей жизни, работе советских органов, торговле, снабжении и.т.д. Одним словом, обо всем том, что тогда волновало как главу Якутского правительства, так и писателя. Он стремился также к тому, чтобы как можно лучше разьяснить просителю, что предпринимается правительством по улучшению жизни сельских тружеников, что пока из намеченного  не удалось еще сделать из-за недостатка средств.Сам он довольно часто выезжал в улусы и наслеги и зорко наблюдал за новыми проявлениями в жизни трудового народа.

Мы вместе с ним были докладчиками на 4 сьезде Советов Якутии (февраль 1926 г.) Я сделал доклад о бюджете  ЯАССР, как наркомфин республики, он- о задачах Советской власти в области развития сельского хозяйства, хотя, как известно, до этого непосредственно вопросами сельского хозяйства не занимался. В своем блестящем докладе он затронул все основные проблемы сельского хозяйства и наметил пути его дальнейшего развития.Большой опыт, хорошие знакомство со всеми процессами жизни деревни, пристальное и чуткое внимание к ее запросам позволили ему авторитетно выступить на сьезде.Тогда доклады не читали по уже заранее написанному тексту, а говорили, имея перед собой тезисы и вспомогательные листки с цифрами. А говорил он хорошо, просто и доходчиво, убедительно, образно, не злоупотребляя цитатами, без трибуне.Доклад произвел огромное впечатление.Было по всему видно, с какой большой ответственностью он отнеся к ено подготовке и выработке необходимых предложений, в которых были учтены пожелания и рекомендации специалистов сельского хозяйства, и мнения низовых работников.

Широк и многообразен был круг его интересов.Помимо большой и ответственной государственной деятельности, он стоял у истоков создания якутской письменности и научного осмысления путей развития родного языка, создания первого научного общества “Саха кэскилэ”, а также первого национального театра.Но, пожалуй, самое главное и примечательное дело всей его жизни- это семь томов своих поэтических, драматических и фольклорных произведений, которые он оставил своему народу.

На большой талант и дарование его, как отмечают многие исследователи, оказадл влияние одаренное окружение его родственников, известных народных сказителей (олонхосутов), которые еще родственников, известных народных  сказителей (олонхосутов), которые еще в его ранней юности будили в молодом даровании игру воображения, переживания, познание тончайших оттенков, нюансов родной речи и переживания, познание тончайших оттенков, нюансов родной речи и образности фольклорного языка народа.

Это, несомненно, так.Однако решающее значение в расцвете и развитии его таланта сыграло его приобщение к активной революционной деятельности, выработка революционного мировоззрения, постоянное общение с трудовым народом и любовь к нему и колоссальный самооотвержденный труд в развитии своего таланта и в создании бессмертных произведений.Достаточно в этой связи указать на то факт, что только по одному народному творчеству  “Олонхо” количество стихотвореных слов превышает тридцать тысяч строк. Обычно он любил писать ночью.

Платон Алексеевич был очень образованным человеком. Его знали как поэта и писателя, но в его образе жизни не было и намека на нечто “богемное”. Наоборот, он больше походил на ученого, удачно сочетавшего пытливый ум исследователя с большим талантом революционного писателя.Закончив в Москве аспирантуру, успешно защитил диссертацию и получил степень кандидата лингвистических наукТемой его диссертации был якутский язык, научные основы развития которого он обосновал и превосходным знатоком которого был.

Платон Ойунский представлял немногочисленный тогда отряд якутских писателей на 1 сьезде писателей СССР в Москве и был избран в члены Правления Союза писателей СССР.

Он трагически погиб в возрасте 46 лет, т.е. в расцвете своих сил и таланта.Как намного он мог бы умножить свое наследие, если бы еще прожил 30-40 лет…

Друзья нередко его спрашивали в Москве, как и когда он успевает заниматься  литературой (в те времена обычно работали много, по 14-16 часов в сутки ), при его большой ответственной основной работе.Платон Алексеевич, подумав, немного ухмыльнувшись прищурив глаза, отвечал: “Надо только сильно желать того, к чему стремишься, тогда и время найдется, да и сама работа не будет тяжелым бременем, а станет истинным наслаждением”.

Талант, неустанный труд и величайшая жизненная целеустремленность –таков внутренний облик народного писателя и одного из выдающихся первых большевиков Якутии.

Его наследие было бы значительно большим, если бы в последние годы его жизни в Якутске были созданы более благоприятные условия для его творческой работы.

Во многих областях строительства новой жизни он был признанным авторитетом.Когда в Совнаркоме рассматривались вопросы народного просвещения, развития библиотечного дела, издательства, Платон Алексеевич всегда находил время для  того, чтобы присутствовать на этих заседаниях и активно на них выступать, нередко поддерживая просьбы наркома просвещения А.Ф.Боярова, немало сделавшего для расширения сети школ, библиотек изб-читален, по увеличению или дополнительному отпуску средств на эти цели.

Не раз я был свидетелем того, как М.К.Аммосов, будучи председателем Совнаркома, связывался с Платоном Алексеевичем по многим вопросам, относящимся к развитию просвещения,  по работе культурно- просветительных обществ.Говорили иногда долго горячо спорили, доказывали, убеждали друг друга  и обычно , в конце  концов, приходили к обоюдному согласию. Было видно, что М.К.Аммосов очень ценил мнение Платона Алексеевича и всегда с ним считался. Их дружба на всю жизнь зародилась еще в стенах семинарии, где вместе они учились и жили в одной комнате. И совсем не случайно Платон Алексеевич, будучи почти на полулегальном положении в Томске, посвятил свое стихотворение “Не все ль равно?” М.К.Аммосову, как клятву другу и призыв к молодежи. Они любили друг друга и часто общались, и их беседы больше походили на состязание в логике, уме и красноречии. Хотя порою споры их были довольно жаркими, и нередко каждый из них оставался при своем мнении, но никакой горечи или неприязни не возникало, и снова они с большим удовольствием искали общения друг с другом.

Немало сил отдал Платон Алексеевич созданию и укреплению советских органов власти.Когда я из Олекминска осенью 1920 года по бездорожью приезжал в Якутск для утверждения бюджета уезда, работал председателем ревкома, много полезных  советов получил от него, особенно по укрпелению и повышению роли сельских советов. Он посоветовал также мне созвать уездный сьезд крестьян, что и было выполнено нами и результаты сьезда где были обсуждены многие наболевшие вопросы, оказались очень для нас полезными. В Олекминске он был два раза- 1918 г., как инструктор Центросибири по организации Советской власти на сьезде  ревкомов, и – в 1921 году, как председатель уездного ревкома.

Я тогда работал в обкоме партии, и перед отьездом в Олекминск он расспрашивал меня о переменах, о настроении приленских крестьян и был очень удивлен, когда я ему рассказал, как нам в этом помогли рабочие ленских золотопромышленных приисков, приславших все оборудование и провода. В Олекминске он работал совсем недолго и по приезде в Якутск возглавил губревком.

Он был избран вместе с И.Н.Бараховым делегатом на 10 сьезд партии, слушал на сьезде выступления В.И.Ленина.Возвращаясь в Якутск, он вместе с И.Н.Бараховым сделали остановку в Новосибирске и от имени якутской партийной организации перед бюро ЦК партии по Сибири поставили вопрос о предоставлении Якутии автономного устройства.П.А.Ойунский, когда положительно был решен вопрос  о предоставлении Якутии автономии в составе  РСФСР, был председателем комиссии по разработке Конституции Якутской республики.Как председатель губревкома и как председатель ЯЦИКа он много сил отдал для скорейшей успешной ликвидации повстанчества в Якутии и восстановлению ее экономики после прекращения Гражданской войны.

В Якутии и Москве он многопомогал и был хорошим наставником молодых начинающих писателей.Привлекая их к переводом с русского, работая в издательстве, содействовал изданию работ молодых писателей, редактировал их труды и неустанно внушал, что если они желают чего-либо достигнуть стоящего и значительного, — надо всегда быть для этого целеустремленным, и, не щадя себя, работать и работать.

В последние годы Платон Алексеевич работал директором Научно-исследовательского института языка и культуры ЯАССР.В конце декабря 1937 года уехал в Москву и не вернулся – его по дороге в Якутск арестовали.В марте 1939 года жене дали свидание с ним, и как она вспоминает, он на прощание пророчески сказал ей: “Через несколько лет все встанет на свои места”.

Имея слабое здоровье, он в том же 1939 году скончался.Но, как и предвидел Платон Алексеевич, доброе имя первого большевика Якутии, основоположника якутской советской литературы, пламенного борца за дело революции – восстановлено, и добрым словом, как любимого писателя и своего поэта, вспоминает его благородный якутский народ.

Использованная литература: Первые большевики Якутии: очерки/Н.Н.Захаренко[сост. Э.Ф.Данилов; редкол.: Н.Р.Константинов и др.].- 2-е изд., -Якутск: Бичик, 2009. — 192 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *